1

С каждой исчезнувшей деревней теряется часть духовности, культуры, милосердия, нравственности народа, изменяется исторический образ Родины. Человека хоронят - даты рождения и смерти ставят, фамилию пишут, а деревни стояли века. Их защищали, за них боролись, в них жили, любили, рожали детей… А уходят они при полном молчании, словно провинились перед нами. Но это не так - о них помнят. Есть еще люди, не забывшие прошлого и готовые поведать нам, что было. Не случайно тот, кто уехал из деревни в город, то и дело с тоской вспоминает свою родину, ощущая свою вину перед ней…
Люди благодарны газете за возможность всколыхнуть свою память, достать старые фотографии, поделиться сокровенным.

Если всмотреться в карту Калужского наместничества Атласа российской империи за 1792 год, то увидишь деревеньки Лазинки, Высокое, Губино, Стребки, Мышково. Это милые деревеньки Лазинской волости. Вот древность какая.

 

С  Надеждой Яковлевной Дятловой мы разговорились, когда я как агитатор  пришла к ней во время избирательной кампании Президента Российской Федерации. Пожилая женщина обрадовалась неожиданно появившемуся собеседнику, и мы с ней проговорили более двух часов. Узнав, что редакция собирает материалы об исчезнувших деревнях, она стала рассказывать о своей, теперь несуществующей деревне. Тут-то я и услышала впервые название Обирог.

Если обратиться к истории сельского поселения «Деревня Теплово», то на старых картах можно отыскать деревню под названием Курьяново. Из книги «От волости Демена…» мы узнали о том, что Курьяново в далекие времена являлось приходским имением Спасо-Преображенской церкви. Располагалась деревня в пяти километрах от города, нужно было пройти через деревни Супесок и Морозово вдоль пахотных полей и немного по лесной дороге. Лес вокруг большой, богатый грибами и ягодами, дичью и пушным зверем, водятся косули и лоси, кабаны и волки. Много валежника, потому, наверное, и название получил Повалы.

 

Первые шесть лет жизни я провела в родной деревне Стайки, хорошо знаю ее окрестности с заброшенными деревнями, о существовании которых напоминают только дикие сады. А ведь эти деревни обеспечили развитие большому количеству людей, они были и будут оставаться для них малой родиной. От размера населенного пункта не зависит величина его значения. Малая родина всегда является духовным стержнем человека, фундаментом, на котором он в дальнейшем будет строить свою жизнь.

Одна из задач нашего проекта - рассмотреть в единстве воспоминания об исчезнувших деревнях и заботу о людях, ныне живущих в них. Но нынешнее поколение должно знать и о выдающихся, интересных людях прошлых лет, героях-орденоносцах, о культуре, традициях нашего края, ведь это наша история.
Наш сегодняшний рассказ о кавалере орденов Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени Марии Никитичне Денисовой, бывшей старшей доярке Ипотской фермы совхоза «Путь Ленина».

 IMG 0447

Немецкий поэт Генрих Гейне назвал прошлое родиной человеческой души. Как он прав! Ведь только храня память о прошлом, можно строить будущее. Газета продолжает свой проект «Книга народной памяти». Если мы вернем малой родине доброе имя, напомним ныне живущим о прошлом нашей многострадальной русской деревни, сегодняшнее поколение извлечет уроки из сказанного и будет бережнее относиться к тому, что имеет.

- Время летит очень быстро. Почти 40 лет назад Любунский сельсовет насчитывал на своей территории много деревень. Но к восьмидесятым годам они стали потихоньку исчезать. Так произошло с деревнями Яблоново, Синьгаево, Жуковка, Пузачево, тремя деревнями Скоробы, хутором Михайловский, Новинской Дачей, Калинка, – пишет Е. Ю. Гусева (Гореликова).

Люди все чаще стали интересоваться историей своей Родины, как будто боятся что-то забыть, растерять в суматохе обыденных дней. 
И наша районная газета помогает сохранить память о своей малой родине для будущих поколений. Все мы живем на земле,

Есть на карте Спас-Деменского района деревня Гнездилово. Она почти исчезла. В некогда большой и красивой деревне, где кипела жизнь, в настоящее время проживают три местных жителя в трех домах. А в летнее время еще в четыре дома приезжают горожане на дачи.